Сегодня дней рождений нет


 


Олег Фомичев, Минэкономразвития России

Олег Фомичев (на фото)

За 20-летнюю историю российского предпринимательства отношения бизнеса и власти прошли путь от привилегий отдельным приближённым к власти бизнесменам до стремления власти создать равные «правила игры» для всех. Как считает Олег Фомичев, заместитель Министра экономического развития России, формальное взаимодействие государства и деловых ассоциаций сейчас находится на высоком уровне. Появилось много каналов для конструктивного диалога и принятия согласованных позиций обеих сторон.

Олег Владиславович, насколько сейчас эффективны коммуникации между предпринимательским сообществом и властью?
Если оценивать эффективность коммуникаций бизнеса и власти с точки зрения результатов (когда государство откликается на запросы бизнеса, и при этом проблемы, волнующие бизнес, решаются), то ещё не все резервы исчерпаны. Но, если говорить о каналах такого взаимодействия, то, безусловно, их стало больше, и, на мой взгляд, они стали работать гораздо эффективнее с обеих сторон. Мне представляется, что сейчас уровень формального взаимодействия государства и бизнеса высокий. Он уже перешёл на повседневную рабочую основу.

Например, появившийся институт оценки регулирующего воздействия (ОРВ) сейчас очень востребован бизнесом. Он формализует это взаимодействие, потому что с нашими основными ассоциациями (РСПП здесь – среди лидеров всего процесса) Минэкономразвития России заключило соглашение, по которому оно обязуется отправлять в бизнес-ассоциации соответствующие правительственные документы на обсуждение с целью определения рисков возникновения негативных эффектов от введения нового регулирования.

Сейчас фактически ни одно значимое решение Правительства РФ на уровне федеральных органов исполнительной власти, ни один проект закона не принимаются без анализа позиции бизнеса. С другой стороны, и бизнес тоже учится более эффективно представлять интересы своих членов. РСПП и другие деловые организации объединяют разные региональные и отраслевые ассоциации, поэтому нам важна консолидированная позиция бизнеса, а не мнение одной конкретной ассоциации, представляющей только свои корпоративные интересы.

Естественно, очень сложно говорить об агрегированной позиции бизнес-сообщества по очень многим вопросам. В самом бизнесе есть постоянный и объективный конфликт. Есть потребители продукции, есть её производители. Классический пример: металлурги – машиностроители. Металлургам важно продать металл как можно дороже и установить заградительные пошлины на ввоз подобной продукции. У машиностроителей прямо противоположные интересы: им важно металл купить подешевле, поэтому им нужна конкуренция на внутреннем рынке и присутствие на нём в том числе зарубежного металла.

В таких ситуациях Правительству РФ приходится балансировать и определять, что важнее: поддержать одних или других. И оценивать, как скажется на экономике и гражданах тот или иной вариант.

Стоит упомянуть и наш Консультативный совет по иностранным инвестициям при Правительстве РФ, который курирует Минэкономразвития России. В нём присутствуют в основном представители крупных зарубежных компаний, работающих в России. Многие из них теперь являются членами РСПП. Проблемы, которые они доносят до Правительства РФ, важны как для зарубежных, так и для отечественных компаний. Надо заметить, что этот инструмент взаимодействия государственных органов и бизнеса работает очень успешно.

Можно сказать о созданном в прошлом году Агентстве стратегических инициатив (АСИ). Основная цель АСИ – помогать среднему бизнесу в продвижении его инициатив через органы государственной власти. Фактически АСИ – это своего рода «переходник» между чиновниками и представителями бизнеса в решении системных проблем, которые встречают на своём пути растущие компании.

Кроме названных инструментов, у государства и бизнеса есть множество других способов коммуникаций в виде совещательных органов и рабочих групп. Взаимодействие стало полезным и эффективным для обеих сторон. Мы стали получать более взвешенную и консолидированную позицию бизнеса. А бизнесу стало понятно, с кем ему работать в государственных органах и каким способом он может доносить свои проблемы до государства. Но резервов ещё много.

Какие ещё предложения поступают от бизнеса, на которые государство откликается?
Есть несколько блоков вопросов, в решении которых бизнес крайне заинтересован. Первое направление. Как я уже говорил, мы ввели инструмент ОРВ, но он действует только на уровне Правительства РФ и только по тем актам, которые сейчас находятся в процессе разработки. А весь блок законодательной работы в Госдуме проходит (за редким исключением, когда устраиваются парламентские слушания) без обсуждения принимаемых законов и анализа их последствий для бизнеса. Совместно с бизнесом и депутатами Госдумы мы прорабатываем разные варианты возможного урегулирования этой ситуации, чтобы в Госдуме тоже было формализовано взаимодействие с бизнес-ассоциациями, а законы, вводящие избыточные барьеры или издержки, проходили через фильтр в виде экономического анализа.

Второе. Сейчас вся оценка регулирующего воздействия распространяется на узкий класс документов, вводящих обязательные требования к продукции, процессам, услугам и т.д. Но есть набор иных актов, не подпадающих под ОРВ, – таможенные, налоговые и прочие, по которым также нужно вводить инструменты оценки. Надо заметить, что сейчас все министерства и ведомства, разрабатывающие документы, обязаны их публиковать на своих сайтах. Однако при таком множестве сайтов непросто найти нужную информацию. Понятно, что предприниматель в ежедневном режиме не просматривает сайты всех органов власти, чтобы узнать, а не готовится ли какой-то документ, который будет иметь для него негативные последствия.

Идея создания единой точки, к которой можно обратиться и найти, кто, что и по каким темам разрабатывает, одобрена на правительственном уровне. И мы в нашем министерстве будем создавать удобную прозрачную систему – портал, на котором будут вывешиваться для обсуждения все разрабатываемые и принимаемые в Правительстве РФ проекты актов. Это очень важный информационный элемент обратной связи от предпринимательской среды.

Есть ещё одно направление по дальнейшему взаимодействию – его мы начали развивать в рамках рабочей группы по противодействию коррупции. Кстати, создана она по инициативе бизнеса. Кроме бытовой коррупции, когда граждане дают чиновникам подарки и оказывают какие-то услуги им и их родственникам, существует огромный пласт деловой коррупции, которая особенно проявилась при государственных закупках, где в обороте большие деньги, где откаты и «распилы».

В рамках этой рабочей группы мы наметили несколько тем, по которым совместно с бизнесом будем отрабатывать конкретные меры: как нормативно-правовые, так и управленческие, чтобы можно было начать вытеснять коррупционную составляющую из сфер экономики.

Предприниматели также предлагают некий антикоррупционный кодекс бизнеса. Здесь мы скорее будем выступать в качестве одобряющей и консультирующей стороны. Бизнес сам для себя должен его принять и добиваться, чтобы он исполнялся.

Мы говорили о формальных взаимоотношениях бизнеса и власти. А неформальные отношения присутствуют, когда решения принимаются в пользу одного лица или его компании?
Могут быть разные неформальные отношения. Бизнесмены и чиновники – те же люди, они могут дружить между собой. Если всё это не противоречит закону «О противодействии коррупции», то для госслужащего неформальные контакты, которые не подразумевают никаких обязательств, – это очень важный дополнительный источник информации о том, какие процессы развиваются в бизнесе.

Мы сами иногда неформально собираем представителей бизнеса, чтобы «снять температуру по больнице», узнать, что происходит в бизнесе.

Другое дело, что те «неправильные» неформальные влияния, о которых вы сказали, наверное, тоже сохраняются. Пространство для них, на мой взгляд, по крайней мере в части лоббирования предоставления конкретным организациям господдержки, с каждым годом становится меньше, потому что процедуры принятия решений сейчас стали, с одной стороны, настолько сложными, а с другой стороны, более прозрачными, что очень сложно просто прийти к конкретному чиновнику и пролоббировать у него свои интересы.

Всё равно решение должно быть вынесено в формальную плоскость и пройти через ОРВ, Министерство финансов России и Правительственную комиссию по бюджетным проектировкам. Пространство для такого лоббирования значительно сузилось.

Конечно, если брать пласт – не просто неформальное взаимодействие, а уже конкретное коррупционное взаимодействие, связанное с подкупом должностных лиц, взятками, то здесь нужны совсем другие инструменты и методы борьбы с такими проявлениями, которые относятся к сфере правоохранительных органов. Масштаб такого «взаимодействия» мы сейчас пытаемся оценить – скоро будут готовы результаты соответствующего социологического исследования, проведённого в конце прошлого года по заказу Министерства.

Сохраняются ли темы, по которым консенсус в отношениях власти и бизнеса пока недостижим?
Безусловно, сохраняются. Например, вечный вопрос – налоги. Здесь присутствуют две составляющие. Первая составляющая – вопросы, связанные с администрированием. В этом плане государство всегда готово двигаться навстречу бизнесу, потому что это в его собственных интересах – государству выгодно, чтобы бизнес как можно меньше беспокоили и давали ему спокойно работать и зарабатывать.

Вторая часть связана с уровнем налоговой нагрузки. Нужно понимать, что государство выступает здесь, с одной стороны, как институт, который должен поддерживать и развивать бизнес. С другой стороны, как институт, который должен обеспечивать выплату пенсий, пособий, обеспечивать бесплатное здравоохранение, образование, военные структуры, правоохранительные органы и т.д.

Когда оцениваются все бюджетные расходы и сравниваются с ресурсной базой, то возникает объективный конфликт. Оказывается, из-за того, что у государства много обязательств перед гражданами, не всегда возможно удовлетворить интересы бизнеса по снижению налогов.

Этот вопрос до сих пор пока не решён удовлетворительно с точки зрения бизнеса. Но решать его, безусловно, будут. Выступая 18 января на гайдаровском форуме «Россия и мир: 2012–2020», первый вице-премьер Игорь Иванович Шувалов сказал, что налоговые решения будут приниматься, и они будут взаимоувязаны с политикой в сферах пенсионной системы и медицинского страхования.

Кроме налогов, есть и другие проблемные темы, по которым бизнес обращается к государству, например, по таможенному администрированию. Государство откликается и предпринимает меры, но не всегда получается так быстро, как хотелось бы бизнесу.

В повестке дня бизнес-ассоциаций сохраняется защита прав частной собственности. Что не решено, по вашему мнению?
Защита частной собственности – это вопрос системный и важный. В первую очередь он связан с двумя нашими институтами, которые, к сожалению, очень трудно реформируемы, – это правоохранительная и судебная системы.

Основные претензии бизнеса – это рейдерские захваты, неправосудные решения наших судов низшей инстанции, некорректное применение законодательства об экономических преступлениях, когда могут посадить за мошенничество и держать до суда год, во время суда – ещё год. Потом сказать: «Вы невиновны» и выпустить. За это время фирма может быть разорена, может поменять собственника и т.д. Примеров таких немало, были резонансные дела – они активно обсуждались в СМИ.

И дело здесь не в экономической политике, а в необходимости дальнейшей либерализации уголовного законодательства в экономической сфере и реформирования правоохранительной и судебной систем. В них происходят изменения, но, судя по тому, как бизнес это воспринимает, они всё-таки недостаточны. Содержание реформ в этих структурах во многом будет зависеть от развития и реакции гражданского общества на действия этих органов. Когда граждане начнут отстаивать свои законные права, ситуация в этих сферах будет улучшаться.

В чём вам видятся проблемы отдельных регионов, где наблюдается низкая инвестиционная и деловая активность?
Многое, если не всё, я считаю, зависит от губернатора и его команды. Есть несколько регионов, далеко не богатых природными ресурсами. Хрестоматийный пример – Калуга, Липецк, где колоссальная инвестиционная активность. Есть регионы с богатыми природными ресурсами и большим промышленным потенциалом, но в инвестиционном плане – затишье. Причём формально там все институты созданы – и агентство по привлечению инвестиций, и вице-губернатор, отвечающий за инвесторов, есть, но формальных вещей недостаточно. Нужно, видимо, ещё что-то другое. Что? Губернатор и те люди, кого он набирает себе в команду, – т.е. в значительной степени «субъективный фактор». Конечно, невозможно в течение двух-трёх лет резко поменять ситуацию в регионе, если давит большой пласт накопленных проблем, когда инфраструктура и предприятия региона деградировали в течение десятилетий, когда нет финансирования, налоговых сборов и т.д.

Но только первые два-три года извиняют губернатора, а дальше нужно выстраивать работу так, чтобы деловая среда оживилась. Но далеко не у всех это получается. Правительство сейчас дополнительно прорабатывает вопрос оценки результативности деятельности региональных властей.

Как помочь выйти из этой ситуации?
В каждом конкретном случае регион может и должен найти конкурентные преимущества, на которые ему нужно обратить особое внимание и для привлечения инвесторов, и для развития того бизнеса, который есть на самой территории. Мечта многих регионов – привлечь какого-нибудь крупного иностранного инвестора. На самом деле нужно создавать условия, чтобы собственное население в большей степени было вовлечено в предпринимательскую среду.

Это гораздо более сложная задача. Она связана с качеством государственного управления и оказания госуслуг, с работой контрольных органов, с тем, как местные администрации работают, в каком состоянии поддерживается инфраструктура (дороги, коммуналка). Этот пласт внутренних проблем очень часто недооценивается. Думаю, это неправильно.



Источник: журнал «Промышленник России» №1–2(134)/2012, январь-февраль 2012


Последние изменения:
08.02.2012 18:17 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.097931146621704