Сегодня дней рождений нет


 


Берут и на Старой площади

Вчера стало известно о крупном скандале, связанном с госзакупками медтехники, в том числе томографов, у крупных иностранных производителей. За вымогательство $1 млн у московского представительства Toshiba в здании контрольного управления (КУ) президента России был задержан, а потом и арестован судом начальник департамента контроля в социальной сфере этого ведомства Андрей Воронин. Вместе с ним в СИЗО были отправлены бывший заместитель министра здравоохранения России Алексей Вилькен и директор ФГУП "Дирекция единого заказчика-застройщика Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию" Вадим Можаев. По данным следствия, все они входили в устойчивую группу, вымогавшую деньги за исключение крупных компаний из черных списков Росфинмониторинга и включение их в систему госзакупок.

Как стало известно "Ъ", задержания по громкому делу, которые проводили сотрудники десятого антикоррупционного оперативно-розыскного бюро департамента экономической безопасности и главного управления МВД по Центральному федеральному округу (ГУ МВД по ЦФО) начались еще в минувшую среду. Тогда в ресторане "Суши весла" на Лубянской площади взяли бывшего заместителя министра здравоохранения РФ Алексея Вилькена (занимал этот пост в 1992 году и с 1996 по 1999 год), получившего от представителей Toshiba подтверждение межбанковской системы Swift о переводе $900 тыс. на счет компании Danel Trading ltd в Trasta komercbanka (Рига, Латвия). Затем в своем офисе в Переведеновском переулке был задержан директор ФГУП "Дирекция единого заказчика-застройщика Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию" Вадим Можаев. После этого сыщики отправились в Центр международной торговли (ЦМТ) на Красной Пресне, где арендует помещения компания Rosslyn Medical. Ее гендиректора Леона Зильбера, интересовавшего следствие, на месте не оказалось — задержали только его помощницу Елену Дудукину.

Господин Зильбер, по словам участников операции, узнал о визите силовиков, когда уже подъезжал к работе. Приказав водителю остановиться на набережной, он сам остался в машине, а его отправил забрать из сейфа в гостинице ЦМТ свои израильский и латвийский паспорта (предприниматель является гражданином этих стран) и принести их к нему. Пока водитель ходил за документами, как говорят участники операции, предприниматель по мобильному интернету заказал авиабилет на ближайший рейс в Ригу. Однако воспользоваться им он не смог — водитель, забрав документы, попал под наблюдение и, сам того не подозревая, привел группу захвата к шефу. Последним, уже в минувшую пятницу, под стражей оказался начальник департамента контроля в социальной сфере КУ президента России Андрей Воронин. Говорят, что перед задержанием подозреваемого Воронина вызвал к себе в кабинет помощник президента—начальник КУ Константин Чуйченко. Сказав чиновнику, что тот уволен, руководитель КУ настойчиво рекомендовал ему во всем признаться и сотрудничать со следствием. На выходе из кабинета на Старой площади на подозреваемого и надели наручники оперативники, которых по распоряжению администрации президента заранее пропустили на особо охраняемый объект. "Задержание оформили уже как проведенное в кабинете следователя",— сказал потом "Ъ" один из адвокатов чиновника.

Елену Дудукину после допроса отпустили, а ее четырем предполагаемым сообщникам следователь ГУ МВД по ЦФО предъявил обвинения по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 (покушение на мошенничество в особо крупном размере в составе организованной группы) УК РФ. Уголовное дело по данной статье было возбуждено 24 ноября. По версии следствия, преступная группа сформировалась после известного скандала с закупками томографов для регионов. После того как КУ президента и Генпрокуратура в ходе совместной проверки выяснили, что томографы закупались с двух-трех-кратным завышением цен, выставляемых их производителями, следственный комитет при прокуратуре (СКП) и МВД возбудили несколько уголовных дел.

Воспользовавшись этим, господа Воронин, Можаев и Вилькен, по предварительным данным следствия, и придумали, как создавшуюся ситуацию можно использовать "в целях личного обогащения". Обратившись к производителям томографов и другого медоборудования, господин Можаев сообщил им, что в Росфинмониторинге якобы создан черный список компаний в связи с предыдущим скандалом, попавшие в который больше не смогут участвовать в государственных тендерах на поставку оборудования. За исключение из списка и дальнейшее лоббирование интересов компаний Вадим Можаев предложил коммерсантам воспользоваться услугами известного им еще по работе с Минздравом человека — Алексея Вилькена. Затем к переговорам с поставщиками подключились предприниматель Зильбер и его помощница, обговаривавшие условия исключения из списка (в Росфинмониторинге "Ъ" сказали, что такого списка в ведомстве нет, и вообще о нем они слышат впервые). При этом участники вымогательства не только сообщали номера счетов компаний в Trasta komercbanka, но и говорили, что $1 млн, который предстоит заплатить, на самом деле пойдет чиновнику из администрации президента. Якобы только он, возглавляющий департамент в КУ, может окончательно решить вопросы.

По сведениям из правоохранительных органов, на участников вымогательства они вышли, участвуя в расследовании одного из уголовных дел, связанных с закупками томографов. Как раз в это время вымогатели вели переговоры с очередным крупным игроком на рынке госзакупок медоборудования — концерном Toshiba (в компании вчера воздержались от комментариев). В ходе переговоров правоохранительным органам удалось убедить компанию в необходимости сотрудничества. В результате менеджеры московского офиса Toshiba подыграли правоохранительным органам, и все дальнейшие встречи с вымогателями, в том числе в одном из кафе ЦМТ, фиксировались скрытой аппаратурой.

По данным "Ъ", в деле пока один эпизод вымогательства, но, как полагает следствие, злоумышленникам могли заплатить еще пять крупных компаний. Во всяком случае, сотрудничая со следствием, Вадим Можаев выдал ячейку в банке, в которой находилось $300 тыс. По его словам, это часть денег, полученных в результате одного из предыдущих вымогательств, которые не успели отдать чиновнику Воронину.

По данным следствия, обвинение по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ было предъявлено фигурантам дела потому, что повлиять на проведение государственных тендеров они не могли. "Покушение" же связано с тем, что "свой преступный замысел они не смогли довести до конца по независящим от них обстоятельствам".

В минувшую субботу Останкинский райсуд арестовал Андрея Воронина — самого высокопоставленного фигуранта громкого дела. Обратившись в суд, ГУ МВД по ЦФО, в частности, указало, что он обвиняется в тяжком преступлении, не проживает по адресу регистрации, а в силу своего должностного положения может оказать давление на свидетелей и скрыться. "Следствие располагает данными о причастности Воронина к совершению аналогичных преступлений",— подчеркнул в суде представитель ГУ МВД по ЦФО.

Адвокаты чиновника не стали предлагать залог, как это сделала, например, защита ранее арестованного господина Можаева (его супруга обещала внести на депозит суда 10 млн руб.). По словам адвокатов господина Воронина, тот, учитывая ранее безупречную работу в администрации президента (в 2006 году президент объявил ему благодарность "за заслуги в укреплении государственного контроля и многолетнюю добросовестную службу") и службу в вооруженных силах, за которую он получал ведомственные награды, в частности медаль "За воинскую доблесть", может находиться не в СИЗО, а под домашним арестом. О домашнем аресте просил и сам обвиняемый. Кроме того, защита чиновника сообщила, что их доверитель признает свою вину и готов заключить досудебное соглашение со следствием. "Суд, выслушав мнения сторон, пришел к выводу о том, что заключение под стражу Воронина обоснованно",— сообщила "Ъ" руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева. По ее словам, суд санкционировал арест чиновника до 24 января 2011 года. При этом госпожа Усачева особо отметила, что, рассматривая, например, ходатайство об аресте коммерсанта Зильбера, суд счел, что совершенное им преступление не относится к категории предпринимательской деятельности. Напомним, что за предпринимательские преступления, в соответствии с президентскими изменениями в Уголовно-процессуальный кодекс, не арестовывают.

Представители защиты Андрея Воронина подтвердили "Ъ", что тот дает показания следствию. Решение же суда о его аресте они обжалуют потому, что судья, по мнению защиты, рассматривал ходатайство следствия формально, не учитывая доводы адвокатов в пользу обвиняемого. "Мы просили отложить заседание на 72 часа, чтобы дать нам время на сбор документов по делу, в частности медицинских справок, но суд нам немотивированно отказал",— сказал один из адвокатов.

Такого же мнения придерживается и защита предпринимателя Зильбера, сообщившая "Ъ", что у следствия для обращения в суд за арестом был лишь формальный повод (наличие паспортов других стран). По версии адвокатов, господина Зильбера другие фигуранты дела лишь попросили поучаствовать в переводе денег — о назначении и происхождении средств он не знал. Между тем, когда оперативники спросили самого господина Зильбера, зачем он, будучи весьма состоятельным бизнесменом (по некоторым данным, оборот его компании превышает $200 млн в год), влез в эту криминальную историю, он якобы ответил: "Я думал, что таких людей, как Воронин, в России не сажают".

Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова, комментируя "Ъ" арест Андрея Воронина, заявила, что расследование этого дела проходило при самом активном участии ГКУ президента. На вопрос, в курсе ли происшедших событий президент, госпожа Тимакова ответила, что точно не знает, но в соответствии с внутренним распорядком глава администрации президента должен был доложить об этом Дмитрию Медведеву.

Оригинал статьи см. здесь.


Источник: Федор Максимов, Александр Жеглов, "Берут и на Старой площади" // Газета «Коммерсантъ» № 221 (4521) от 30.11.2010


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.10508489608765