Сегодня дней рождений нет


 


Рецепт все стерпит

Государственная дума приняла в первом чтении законопроект "Об обращении лекарственных средств". Новый документ призван повысить безопасность и качество лекарств, вытащить из небытия российского фармпроизводителя, устранить дефициты, отрегулировать цены.

Еще на стадии подготовки законопроекта говорилось, что будут заключаться договора на поставку отечественных препаратов. Аптека больницы, где я работаю, получает в основном оригинальные препараты или "дженерики", которые мы используем годами: знаем силу их действия, эффективность и понимаем, что чем можем заменить. Больные уходят от нас с конкретными рекомендациями, проблема начинается с поликлиники. Практически оригинальные препараты по бесплатным рецептам сейчас можно получить только через врачебную комиссию в поликлинике, поскольку они дорогие. Если врач выписывает их много — это плохо. Нельзя. Можно выписывать дешевые отечественные препараты по льготным рецептам. Неизвестные названия, многие мы видим и слышим впервые. Эти препараты нам не знакомы. Думаю, они также не знакомы и врачам в поликлинике. Практика рекомендовать препарат с написанием его действующего химического вещества не приживается. Это вещество, под названием неизвестной нам торговой марки, может работать не так, как хотелось бы.

А бывает, препарат мы не используем именно потому, что знаем, как он действует. Не так, как надо, хотя его химическое название совпадает с действующим веществом оригинального. К сожалению, знание дается опытом, иногда печальным. Особенно если это острая ситуация, внутривенное введение, тяжелый пациент. Отечественный препарат пока в нашем понимании не равен хорошему. Мы, врачи, друг с другом делимся, что работает, что нет, и как работает. Попробовали — не понравилось, больше не закажем, больше не используем, не порекомендуем, не назначим.

Дома же больной находится один на один с ближайшей аптекой. Любимый пример — широко используемое для гипертоника лекарство. Химическое название совпадает с фирменным. Стоит 7 рублей упаковка. Детские мелки продают по 20 рублей. Таблетка должна быть изготовлена на заводе, расфасована в блистеры, развезена по аптекам. Может ли она стоить так дешево? Что там внутри? А больным нравится — врач же выписал, все совпадает. Цена для пенсионеров очень подходящая. За эти же деньги они 30 лет назад покупали советский раунатин и адельфан. Их больше пугают цены выше 100 рублей, а не ниже 10. Их вообще пугает стоимость хорошего лечения. Вся пенсия уходит на таблетки, если ты не инвалид. Если же у тебя льгота — пользуйся тем, что выпишут. На рецепте ценника нет.

Сталкиваемся и с подделками лекарств. Точнее, мы предполагаем, что таблетка не такая, как обычно. Приходит пациент, много лет получающий одну и ту же терапию. Лекарство помогает, схема отработана, никаких изменений в образе жизни не происходит. Он просто покупает новую упаковку и обращается по поводу ухудшения самочувствия. Снова высокое давление, боли в сердце. Может быть, в этой коробочке другая дозировка или тот самый мел вместо лекарства. Иногда помогает рекомендация сходить в другую аптеку и приобрести препарат заново.

Опасность подделок не в том, что больному будет введен яд. Никому не придет в голову, наверное, продавать под видом лекарства ядовитые химикаты. Вода и мел безопаснее и дешевле. Беда в том, что больной будет считать, что лечится, упускать время, утрачивать веру в назначения врача.

Особо хотелось бы сказать о рекламе. Это лично мое больное место. По моему глубокому убеждению, единственной рекламой любого препарата должен быть только призыв обратиться к врачу. Да, поликлиники перегружены, но тем не менее желание больного купить лекарство должно быть подкреплено наличием у него документа, заверенного врачом. Пусть это будет рецепт с личной печатью или справка произвольной формы. Пусть это будет касаться поначалу только определенного ряда препаратов, пусть переход к рецептурной системе наступит не в одночасье, но лишь такой способ покупки таблеток и растворов мне представляется цивилизованным.

Подробностей, касающихся рекламы лекарственных препаратов, я в проекте нового закона не обнаружила. Как и не нашла ни слова относительно БАДов и снадобий, занимающих половину площади любой аптеки. Раз уж заговорили о контрафакте, умолчать о пищевых добавках, по-моему, нельзя. Их-то еще больше! Определение "лекарственного средства" в самых первых строках закона читаем. Теперь — включаем телевизор, слушаем, допустим, про "Капиллар" или тому подобную "силу двух сердец". Соответствует? Соответствует. Идем в аптеку и со спокойной душой его покупаем, считая, что лечимся, "чистим" сосуды и здоровеем. В США, например, продуктами и лекарствами занимается FDA — единая очень серьезная госструктура. Это закономерно — безопасным должно быть все, что мы глотаем, втираем или вводим другим путем.

Реклама и БАДы — этим озабочены врачи. Пусть зелье разрешено к продаже и неопасно, опасно другое — считать его лекарством. Проект закона — только концепция, первое чтение, обсуждение не закончено. Консультации с Минздравсоцразвития ведутся. Возможно, там появятся и статьи относительно "нелекарств". Рынок их огромен и должен быть взят под контроль.

Кто-то в комментариях к новому закону назвал его антикоррупционным. Государственное лицензирование, экспертиза, регистрация. Рынок обращения лекарств и лечебных средств, повторюсь, огромен, прибыли велики. Позиции завоеваны годами. Где взять в России такие кадры, в каком законе прописано, как их выпестовать, чтобы все форточки и лазейки для коррупции закрыть раз и навсегда?

Наибольший интерес представляют для нас статьи законопроекта, касающиеся регулирования цен, потому что иначе как дикой и необузданной логику формирования цен на лекарства сейчас не назовешь. За "кризисные" месяцы 2009 года цены на некоторые лекарства, например на сердечно-сосудистые препараты, взлетели не на 20-30, а на 200-300 процентов! Стоимость одинаковых таблеток по аптекам и регионам имеет значительный разброс. Я живу в спальном районе, где почти в каждом доме аптека. Цены — даже не пытаюсь сравнивать. Медицинские представители фирм, например, сами дают адреса аптечных пунктов, где их препараты дешевле всего по городу.

Новый закон установит пределы отпускных цен, границы оптовых и розничных надбавок на федеральном уровне и далее, по субъектам Федерации. Будут зафиксированы пошлины на ввоз фармпрепаратов.

Развивать фармацевтическую отрасль в России необходимо, привлекать инвестиции, модернизировать, поддерживать научные разработки, менять оборудование, проводить клинические исследования. Это все в бюджет, во благо, на пользу. Другое дело, что потребуются годы и годы серьезных вложений, чтобы наши таблетки стали конкурентами импортных оригинальных препаратов. Чтобы даже воспроизведенные из зарубежного сырья "дженерики" зарекомендовали себя эффективными и эквивалентными по действию. Не в интересах пациента сейчас резко ограничить обращение зарубежных препаратов. Контроль ввоза и уровень цен — да. Искусственное вытеснение с рынка в пользу отечественной, неизвестной пока большинству врачей русской таблетке — нет.

Законопроект в Думе был представлен министром Голиковой лично, лучше автора о новом документе не высказался никто: "Необходимо, чтобы любые наши административные действия не могли привести к ухудшению ситуации". 



Источник: Андронова Анна, "Рецепт все стерпит"// Журнал «Огонёк» № 5 (5115) за 08.02.2010


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.16313600540161