Сегодня дней рождений нет


 


Тим Прайс, партнер компании GPlus

Тим Прайс (на фото), партнер компании GPlus

В практике продвижения интересов России в Евросоюзе GPlus занимает особенное место. Вот уже несколько лет эта команда брюссельских консультантов по связям с общественностью обеспечивает коммуникационную поддержку пресс-службы Кремля и компании «Газпром» в высших политических эшелонах Евросоюза, работает с европейскими и международными СМИ. Своими взглядами на профессиональную практику лоббирования интересов в Евросоюзе и проблему продвижения российских компаний согласился поделиться один из партнеров GPlus – г-н Тим Прайс. Интервью провел Алексей Борев.

В Брюсселе зарегистрировано около 300 компаний, специализирующихся на консалтинге в области взаимоотношений с институтами Евросоюза. В чем заключается особенность GPlus?
Думаю что у любой компании есть свои особенности, которыми она отличается от остальных. В случае GPlus, с момента основания компании в 2001 году мы ставим своей задачей понимание внутренних механизмов и процессов принятия решений в рамках институциональной системы Европейского союза, которое позволяет нам оказывать профессиональные услуги в этой сфере нашим клиентам.

К пониманию внутренней механики ЕС добавляется практика взаимодействия с европейскими и международными СМИ, которая также основана на опыте работы в журналистской среде и знании технологии работы журналистов в международных медиа.

Можно сказать что мы не являемся консалтинговой фирмой со специализацией в области европейских политических процессов (European public affairs) в классическом смысле, наше преимущество строится скорее на том, что в нашей команде мы объединили специалистов с различным профессиональным опытом. Многие из наших сотрудников обладают опытом работы в Европейской комиссии и Европейском парламенте, многие имеют опыт работы в СМИ, некоторые раньше работали в крупных промышленных корпорациях. Вместе это создает уникальную комбинацию опыта и знаний в различных сферах, необходимых для нашей ежедневной работы.

С другой стороны, учитывая специфику работы в Брюсселе, достаточно сложно представить себе политический консалтинг и консалтинг в области коммуникаций и связей со СМИ в чистом виде – они тесно переплетаются. Возможно опыт работы в обеих сферах и составляет отличительную особенность GPlus.

С профессионализацией сферы government relations во многих странах формируется сообщество профессиональных лоббистов, использующих в своей ежедневной работе схожие инструменты и подходы к взаимодействию с органами государственной власти. В то же время особенности административно-политической системы, национальных культур и традиций определяют специфику технологий лоббирования интересов в каждой отдельно взятой стране. В чем на Ваш взгляд заключается основная отличительная особенность лоббирования интересов в Брюсселе?
Думаю что по своей сущности лоббизм является довольно универсальным понятием – по сути он представляет собой технологию убеждения, которая может быть свойственна любой среде и любой сфере человеческих отношений. В политическом смысле лоббизм представляет собой неотъемлемую часть процесса принятия решений, в тех или иных формах он имеет место в любой стране мира.

Особенность лоббирования, или – влияния на процесс принятия решений в Брюсселе состоит в том, что здесь этот процесс является хорошо организованным. Лоббирование или представление интересов – это отдельная профессиональная сфера.

Возникновение индустрии лоббирования интересов в Брюсселе обусловлено динамикой становления Европейской политико-административной системы. В ее основе лежит процесс постепенного расширения полномочий европейских институтов. Так, одним из первых организованных лобби в Европейском Сообществе стало сельскохозяйственное лобби, что было связано с тем, что коммунитарная политика в области сельского хозяйства с самого начала была одной из сфер, где институты ЕС обладали наибольшими полномочиями. С расширением компетенций институтов ЕС, закрепленным в Едином Европейском Акте, в Брюсселе начинают постепенно формироваться отраслевые группы влияния в форме бизнес-ассоциаций. К типичным примерам можно отнести европейские ассоциации фармацевтической промышленности, высоких технологий или автомобилестроения. В дальнейшем лоббированием Европейских институтов стали заниматься как неевропейские страны, так и европейские регионы.

В результате в данный момент в Брюсселе сложилась довольно сложная и обширная сфера представления интересов. Она включает в себя профессиональные консалтинговые кабинеты и юридические фирмы, действующие от лица своих клиентов, корпоративные представительства крупных фирм, отраслевые ассоциации, неправительственные организации такие как Green Peace или Friends of the Earth. Таким образом лоббированием интересов занимаются не только профессиональные специалисты в области европейских политических процессов.

В чем заключается ежедневная работа профессионального лоббиста?
Ежедневная работа в области лоббирования интересов состоит в основном из коммуникации, подготовки письменных материалов, донесения до сведения лиц принимающих решения тех или иных позиций или информации, которые могут отличаться от тех источников, которыми они уже располагают.

Информационный обмен – очень важная часть этого процесса, так как Еврокомиссия несет ответственность за принятие решений во многих сферах, однако ее экспертные ресурсы ограничены и для того чтобы принимать правильные решения, чиновникам, ответственным за ту или иную программу, нужен доступ к объективной информации.

Собственный штат Еврокомиссии невелик, его можно сравнить со средним министерством в одном из государств-членов ЕС, по этому в своей работе европейские чиновники часто опираются на данные, предоставляемые бизнес-структурами, некоммерческими организациями, независимыми экспертами. Это позволяет им принять к сведению различные точки зрения и принимать оптимальные решения.

Какими профессиональными качествами должен обладать успешный лоббист?
Я мог бы выделить три таких качества.

Первое заключается в понимании системы и механизмов принятия решений на уровне ЕС. Я говорю не только о теоретических знаниях в области европейских политических процессов, но и о понимании основных движущих сил этой системы, того, как она работает на практике.
Второе качество я бы охарактеризовал как целостность. Я имею ввиду одновременно и честность, и профессионализм. Работа в сфере политических коммуникаций требует безупречной репутации. Тот кто ее не имеет вряд ли достигнет успеха.

Третье качество, на мой взгляд, это изобретательность. Работа профессионального консультанта не ограничивается ролью гида, которых помогает клиенту разобраться в политических процессах, предоставляя ему нужную информацию. Политическая система Брюсселя становится все более транспарентной, информация, которую еще 15 лет назад было трудно получить сейчас доступна через открытые интернет-источники. Поэтому сегодня основная задача консультанта – предложить эффективные решения которые помогли бы клиенту решить его проблемы.

Каким образом складывалась Ваша карьера?
Я работаю в GPlus уже более 6-ти лет. До этого я работал в области политических исследований. Позднее я получил диплом в области Европейской политики в Европейском Колледже в Брюгге – это известная школа, которую заканчивают многие, кто потом профессионально занимается политикой Евросоюза.

Думаю, что на мой профессиональный выбор более всего повлиял интерес одновременно к миру бизнеса и к миру политики. В результате я выбрал профессию, которая дает мне возможность работать в сфере где частные интересы соприкасаются с институтами власти.

Не могли бы Вы рассказать о своей работе с клиентами из России? Нашей аудитории работа GPlus с Администрацией Президента РФ и компанией «Газпром экспорт» известна в основном по трем эпизодам – это Саммит G8 в Санкт-Петербурге в 2006 году, события в Южной Оссетии в августе 2008-го года и скандал связанный с транзитом российского газа через территорию Украины в январе 2009 года. В чем заключалась работа GPlus в каждом случае?
Наша работа с Администрацией Президента РФ началась в марте 2006 года. Это был особенно важный период, связанный с председательством России в Большой Восьмерке. Для России это была очевидная возможность заявить о своих приоритетах в области внешней политики, а для других стран – узнать о России, которая в этот период оказалась в центре внимания международной общественности.

Наша работа в течение года заключалась в продвижении ключевых тем, которые Россия выдвинула на повестку дня Большой Восьмерки. Этими темами были вопросы энергетической безопасности, борьба с инфекционными заболеваниями и образование. Безусловно самой важной из них была тема энергетической безопасности, в том числе – в связи с кризисом транзита российского газа через территорию Украины в январе 2006 года. Нашей задачей было помочь донести до международных СМИ и агентов влияния, Российские предложения и инициативы по улучшению европейской энергетической безопасности. Также во время проведения саммита Большой Восьмерки в Санкт-Петербурге важной задачей было обеспечение взаимодействия российских официальных лиц с международными СМИ.

По итогам работы в 2006 году контракт был продлен. Поэтому во время событий в Южной Осетии в августе 2008 мы просто продолжали делать свою обычную работу.

Наша задача состояла из трех частей.

Во-первых мы помогали российским официальным лицам отслеживать информацию в международных СМИ, понимать особенности освещения событий, и изменения, которые происходили ежечасно.

Во-вторых, наша роль заключалась в посильной помощи журналистам, делающим свою работу. В подобных обстоятельствах это довольно нелегкая задача, поскольку никто не представляет себе что происходит на самом деле. Мы обеспечивали журналистский пул фактологической информацией и координировали их работу с российскими ньюсмейкерами.

Наконец, наша работа заключалась в логистистической поддержке брифингов, пресс-конференций, записей и т.д..

В январе 2009, когда возник кризис вокруг транзита российского газа в ЕС через Украину, наша работа заключалась в том, чтобы помочь России донести свою позицию до международной аудитории, чтобы люди могли решить для себя, что на самом деле происходит. Нашей задачей было также объяснить сущность возникших проблем и привлечь внимание европейских СМИ к тому, что Газпром предпринимает все действия чтобы обеспечить поставки газа на территорию ЕС. Для этого мы организовывали встречи журналистов с российскими официальными лицами и проводили международные пресс-брифинги. Например, мы организовывали телебрифинги пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова, регулярно информировали лидеров мнений относительно ситуации и предоставляли анализ европейских СМИ и позиций европейских официальных лиц по поводу происходящих событий.

Каковы ваши впечатления от работы с российскими клиентами?
Самые благоприятные. У нашей компании много международных клиентов и каждый обладает какими-то особенностями, понимание которых составляет важную часть нашей работы.

Если говорить о продвижении интересов российских компаний в Евросоюзе, какое складывается впечатление? Каковы Ваши оценки присутствия российских игроков на Брюссельской шахматной доске по сравнению с другими странами не входящими в ЕС?
Когда речь заходит об иностранном лоббизме в ЕС у многих сразу возникает образ больших корпораций из США, которые всегда были пионерами в этой сфере. Это естественно, так как они опираются на давние традиции организованной работы по продвижению интересов. Американцы гораздо раньше поняли необходимость присутствия в Брюсселе, поскольку то что здесь происходит оказывает непосредственное влияние на их бизнес. В качестве примера можно привести несостоявщуюся сделку по приобретению компании Honeywell американской General Electric. После того, как Еврокомиссия заблокировала сделку руководству GE было непросто осознать что будучи крупнейшей глобальной корпорацией они должны были считаться с решениями, принимаемыми в Брюсселе. Думаю, что компания извлекла из этого хороший урок – сегодня в Брюсселе открыт постоянный офис GE который занимается систематическим продвижением интересов компании в Европейских институтах.

Тоже самое относится ко всем неевропейким странам, которые сражаются за свои позиции в Брюсселе. В целом, их задачу нельзя назвать простой, поскольку когда речь идет о принятии решений на уровне ЕС, они автоматически оказываются в позиции сторонних наблюдателей. Ни у России, ни у других неевропейских стран, будь то Австралия, Индия или Китай, нет даже возможности присутствовать при принятии решений в Совете ЕС.

В принципе в этом заложена определенная логика, ЕС принимает решения для ЕС так же, как Россия принимает решения для России. Однако многие области публичной политики, находящиея в компетенции европейских институтов имеют международную значимость. Так, например, ни ЕС, ни другие международные игроки не способны по отдельности решить проблемы окружающей среды, которые выходят за рамки национальных границ.

Следовательно, во многих областях есть очевидные предпосылки для более интенсивного политического диалога между ЕС и его внешнеполитическими партнерами, такими как Россия и Китай.

На институциональном уровне диалог Россия-ЕС поддерживается постоянно, регулярно происходят встречи на уровне тройки, на уровне правительства. Очень важно, чтобы этот политический диалог продолжался и развивался.

Однако, взаимоотношения России и ЕС этим не исчерпываются.

Как со стороны ЕС так и со стороны России существуют частные компании которые инвестируют или хотели бы инвестировать средства в зарубежные активы, компании которые экспортируют свою продукцию на зарубежные рынки и возможно, хотели бы увеличивать экспорт. Компании из России, как и компании из других стран-торговых партнеров ЕСсталкиваются с растущим влиянием Европейского законодательства на их коммерческие интересы.
Актуальным примером такого влияния является вступление в силу европейского регламента REACH, регулирующего импорт на территорию ЕС продукции, в состав которой входят определенные химические компоненты. Под действие этого регламента попадает не только большой перечень товаров российской химической промышленности, но и продукция ряда других отраслей занимающих важное место в структуре российского экспорта – таких как нефтехимическая промышленность и металлургия.

Я уверен, что как в правительственных так и в деловых кругах России растет понимание того, что вопросы отраслевого законодательства подобные REACH будут играть все большую роль в торгово-экономических отношениях России и ЕС. Думаю, что это можно рассматривать как определенную предпосылку для интеграции российского делового сообщества в Европейскую профессиональную среду, создания более тесных связей между Россией и ЕС.

А как вы оцениваете степень интеграции российского бизнеса в европейское профессиональное сообщество на данный момент?
Думаю что российские компании будут наращивать свое присутствие в Брюсселе. И дело не в том, сколько корпоративных представительств откроется здесь в ближайшие годы.

Наличие офиса в Брюсселе – всего лишь один из способов достижения цели. Некоторые компании действительно открывают здесь свои прямые представительства. Другие компании, испытывающие необходимость лучше разобраться в процессах, происходящих внутри европейских институтов могут обратиться к профессиональным консультантам. Компании из неевропейских стран также часто обращаются за помощью к официальным представительствам своих стран в Брюсселе. Предполагаю что российские компании обращаются за помощью в торговое представительсво или в миссию России при ЕС.

В Европе в адрес российских компаний часто звучат обвинения в непрозрачности, аффилированности с властью. Возможно ли сломать этот стереотип?
Действительно, в Европе существует определенная склонность думать что в России все связано с политикой, что все так или иначе контролируется государством. Возможно это связано с историей и существует со времен Холодной войны.

Я думаю, что перед российским бизнесом стоит непростая задача сделать так, чтобы преодолеть эти предрассудки.

Кстати, от предрассудков страдают не только российские компании. Например американский бизнес изначально воспринимается здесь как излишне агрессивный в своем стремлении взять все под контроль, не понимая политическую культуру Евросоюза. Поэтому работа над собственным имиджем – это прерогатива не только российского бизнеса.

Тем не менее, осознание существования стереотипов – первый шаг к тому, чтобы объяснить свою позицию. Для этого большинство компаний использует такие инструменты как политические коммуникации или работа со СМИ, а так же общение с европейскими политиками напрямую.

Каков Ваш взгляд на перспективы продвижения интересов российских компаний на уровне ЕС? Повлияет ли на интересы российского бизнеса подписание нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве?
Поддерживать политический диалог чрезвычайно важно, и Европейская комиссия как и российское правительство должны вести дальнейшую работу над подписанием нового стратегического соглашения.

В тоже время я думаю что «движущей силой» российского лобизма в ЕС является осознание растущего влияния европейского законодательства на интересы российских компаний.

Дополнительная информация:
Компания GPlus Europe
создана в декабре 2000 года двумя бывшими функционерами Еврокомиссии - Питером Гилфордом (Peter Guilford) и Найджелом Гарднером (Nigel Gardner). Компания специализируется на стратегических коммуникациях и консалтинге в сфере взаимодействия с институтами ЕС в области международной торговли, финансовых услуг, энергетического рынка, телекоммуникаций, защиты окружающей среды, здравоохранения, пищевой промышленности. Консультанты GPlus базируются в Брюсселе, Лондоне и Париже. С 2006 года компания входит в состав медиа-холдинга Omnicom Group.

С момента основания штат GPlus вырос с 2 до 54 сотрудников, многие из которых обладают опытом работы на высокопоставленных должностях в институтах ЕС, крупных компаниях и в международных СМИ.

Согласно информации, размещенной в реестре Еврокомиссии, оборот компании в 2007 году составил 1,97 млн фунтов стерлингов. Доля каждой из российских структур – Администрации Президента РФ и компании «Газпром экспорт», фигурирующих в списке клиентов GPlus, не превышает 10% от этой цифры.

Администрация Президента РФ (Пресс служба Президента РФ)
Контракт c международным консорциумом из пиар-агентств Ketchum, Gavin Anderson и GPlus был подписан Администрацией Президента РФ в апреле 2006 сроком на 9 месяцев. Перед агентствами стояла задача обеспечить медиа сопровождение российского председательства в «большой восьмерке».
В составе консорциума GPlus координирует взаимодействие российских официальных лиц с европейскими СМИ.
Аккаунт ведут Партнеры GPlus – Ханс Криббе (Hans Kribbe) и Тим Прайс (Tim Price).

ООО «Газпром экспорт»
Контракт с Ketchum, Gavin Anderson и GPlus был подписан компанией «Газпром экспорт» (100%-ной дочкой Газпрома) в начале 2007 года после газового конфликта с Украиной, в результате которого руководство Газпрома приняло решение улучшить имидж компании в Евросоюзе.
Контракт с Ketchum и GPlus был продлен в 2008 и 2009 гг.. Аккаунт Газпрома ведет Партнер GPlus Грегор Крезхубер (Gregor Kreuzhuber), ранее занимавший пост спикера Комиссара ЕС по промышленности и предпринимательству Гюнтера Верхойгена. Продвижение интересов Газрпрома осуществляется не только в Брюсселе, но и на уровне стран-членов Евросоюза. Так, по информации EU Observer во Франции работа GPlus, координируется Бернаром Волкером (Bernard Volker – бывший главный редактор международных программ на TF1). EU observer также сообщает о существовании субконтрактов на сопровождение интересов Газпрома с агентствами Dimap (Берлин) и Reti (Рим).



Источник: Борев Алексей, "Европейские лоббисты Российских интересов"// "Советник Президента" №69 за июль 2009


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.10002112388611