Сегодня дней рождений нет


 


Заботятся об оздоровлении

На 16 июня у министра экономразвития Эльвиры Набиуллиной запланировано совещание по поправкам в законодательство о банкротстве. Документ разрабатывается Минэкономразвития по поручению президента Дмитрия Медведева, данному еще в марте по итогам заседания Госсовета в Иркутске. Поправки могут быть внесены в Госдуму уже в текущую сессию, если правительство их согласует, говорят председатель комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский и директор департамента Минэкономразвития Иван Осколков.

Долги госкорпорации
По итогам экспресс-аудита более чем 400 предприятий «Ростехнологий», их кредиторская задолженность составила около 600 млрд руб., говорил гендиректор госкорпорации Сергей Чемезов в майском интервью «Ведомостям». По его словам, в предбанкротном состоянии – более 30% предприятий госкорпорации и «уже сейчас понятно, что какое-то количество предприятий станет банкротами».
Со стороны кредиторов в совещании примут участие представители ВТБ, Сбербанка, Ассоциации российских банков, заемщиков — «Ростехнологии» и РСПП. «Ведомостям» удалось ознакомиться с предложениями «Ростехнологий», которые направлены в Минэкономразвития и администрацию президента.

Госкорпорация просит изменить порядок санации, изменив не только существующую процедуру, но и предложенную Минэкономразвития в проекте поправок (копия есть у «Ведомостей»). По версии министерства должник и кредиторы смогут заключить досудебное соглашение о реструктуризации денежных обязательств (сроком не более 210 дней), защищенное законом от необоснованного выхода из него кредиторов. Ростехнологии предлагают разрешить заключать подобное соглашение и с налоговиками: тогда взыскание недоимки и текущих налогов будет приостановлено на срок до года (с другими кредиторами — до двух лет). Предложения «Ростехнологий» получены и рассматриваются, говорит чиновник администрации президента.

Сейчас налоговики почти всегда голосуют против мирового соглашения, говорит арбитражный управляющий Евгений Семченко, если только компания не обещает погасить задолженность в течение месяца. Если процедура будет внесудебной, сотрудники налоговых органов будут опасаться ответственности за принятие решения о реструктуризации, считает партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов, разумнее разрешить судам накладывать мораторий на взыскание хотя бы части налоговой задолженности, например, не относящейся к социальным платежам.

Часть недоимки можно разрешить переводить из публично-правовых обязательств в денежные, распространив на них уже существующие механизмы реструктуризации долгов при банкротстве, считает Плескачевский: по налогу на прибыль и НДС, но не социальным платежам. Вопрос прорабатывается, говорит Осколков. Вопрос же с мораторием требует изучения, но и сейчас компании может быть предоставлена рассрочка по налогам, напоминает представитель Минфина.

Изменится и порядок обеспечения долга при переходе в процедуру финансового оздоровления. Сейчас, чтобы начать финоздоровление, за него должны проголосовать все кредиторы либо компания должна предоставить гарантию, на 20% превышающую сумму реестровой задолженности. Проект Минэкономразвития облегчает задачу. Если объем обязательств компании меньше рыночной стоимости ее активов, никакой банковской гарантии не потребуется; если больше, то потребуется только на разницу между балансовой стоимостью имущества и обязательствами.

«Ростехнологии» просят еще больших послаблений для должников: предоставлять гарантию только на разницу между рыночной стоимостью имущества и долга. А срок финоздоровления — увеличить до 5-10 лет (сейчас и по проекту Минэкономразвития — два года), разрешив завершать его не только полным погашением задолженности, но и части.

Такие длительные сроки оздоровления в США, но там низкая ставка рефинансирования (сейчас — 0,25%), говорит Семченко, а в России высокая: при ее сохранении на уровне 11,5% за 10 лет замороженный долг вырастет на 200%.

Банки скептично оценивают предложения госкорпорации. Даже пять лет — слишком долгий срок, если компания не может расплатиться в течение двух лет, возникает вопрос по ее платежеспособности, говорит член правления «Абсолют банка» Анатолий Максаков, а требовать в любом случае банковскую гарантию нелогично — получить ее слишком сложно. Часть долга можно списать только с согласия кредитора, принуждать его нельзя, считает член правления «Юникредит банка» Кирилл Жуков-Емельянов. Если применять рыночную оценку, то оценщика должны выбрать кредиторы, которые не заинтересованы в ее завышении, говорит он. Представитель «Ростехнологий» вчера не отвечал на звонки.



Источник: Казьмин Дмитрий, Федоринова Юлия, "Заботятся об оздоровлении"// Ведомости №106 (2376) за 11.06.2009


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.097785949707031