Сегодня дней рождений нет


 


Олимпийская эстафета

Владимир Путин (на фото), Председатель Правительства РФ

В субботу в Ново-Огарево председатель правительства Владимир Путин провел совещание, в результате которого сменился глава "Олимпстроя". Им вместо господина Колодяжного стал Таймураз Боллоев. Но еще больше господина Путина, по мнению специального корреспондента "Ъ" Андрея Колесникова, интересовала тема вице-губернатора Краснодарского края, который пытался увеличить стоимость строительства и жестоко поплатился за это.

В совещании кроме господ Путина, Колодяжного и Боллоева приняли участие вице-премьер Дмитрий Козак, который отвечает за подготовку к Олимпиаде в Сочи, и Дмитрий Чернышенко, возглавляющий Оргкомитет по проведению Олимпиады.

Владимир Путин, который проводил совещание в своем рабочем кабинете, был сосредоточен и хмур. Он спросил Дмитрия Козака, как идут работы на объектах, и получил подробный ответ, который сводился к тому, что участники проекта вошли в стадию масштабного строительства.

Впрочем, оценить по достоинству этот масштаб не получится: речь идет о выводе этого строительства на нулевой цикл, то есть о фундаментах некоторых зданий, прежде всего ледовых дворцов.

Дмитрий Козак сидел по правую руку от президента, а по левую — Таймураз Боллоев, который уже некоторое время работал заместителем главы "Олимпстроя". Его начальник, глава "Олимпстроя" господин Колодяжный, сидел за ним, еще дальше от премьера. И это многое объясняло — а пожалуй, что и все. Тем более что немногочисленные журналисты, которые были в этот день в Ново-Огарево, уже получили подробнейшую биографическую справку насчет господина Боллоева.

В ней говорилось, что Таймураз Казбекович Боллоев начал свою профессиональную деятельность сменным мастером цеха на комбинате имени Степана Разина в Санкт-Петербурге и за относительно короткое время стал лидером российского пивоварения со своей компанией "Балтика".

Разговоры о том, что господин Колодяжный может оставить свой пост, начались примерно с момента его назначения на эту должность. Его кандидатура казалась временной, нужной для того, чтобы решить оргвопросы, связанные прежде всего с переселением граждан с насиженных мест — как раз для начала фазы масштабного строительства. В каком-то смысле эта должность для него была расстрельной — людей, довольных тем, что их выселяют, а их жилье ровняют с землей, было не так уж и много.

На этом совещании и должно было организационно оформиться решение освободить господина Колодяжного от занимаемой должности — по его, разумеется, просьбе. Впрочем, по данным "Ъ", он и в самом деле неважно себя чувствовал в Сочи и действительно просился в Краснодар, к жене и детям. Возможно, он отдавал себе отчет в том, что такая структура, как "Олимпстрой", не его размер.

Между тем господин Путин расспрашивал господина Козака, как идет работа по строительству домов для переселенцев, и тот отвечал, что уже создан сетевой график строительства этих домов, который талантливо синхронизирован с графиком строительства олимпийских объектов.

Владимир Путин перешел к строительству мостов, но и здесь все оказалось на удивление благополучно. Хотя Дмитрий Козак признал, что "самое сложное в олимпийском проекте — строительство дорог и мостов". Услышав о том, как все и тут хорошо, премьер сделался совсем мрачным, словно его это устраивало меньше всего, и спросил, видел ли господин Козак бумагу, которую "железнодорожники получили от краснодарской администрации".

По поводу того, что нельзя снижать цены,— посмотрел премьер за своего заместителя.— Что это такое? 
Видел эту бумагу,— кивнул Дмитрий Козак.— Я понимаю администрацию Краснодарского края, которая пытается пролоббировать интересы местных жителей... 

Причем здесь местные жители? — раздраженно спросил премьер. 
Люди, которые там работают, считают, что им больше будут платить,— разъяснил вице-премьер. 

Разве дело в этом? — удивился премьер. 
Абсолютно! — воскликнул Дмитрий Козак. 

Абсолютно нет! — перебил его премьер.— Дело не только в оплате труда, но и в стоимости стройматериалов и других составляющих. Аргументация там была совсем другая... 
Абсолютно, абсолютно правильное замечание, Владимир Владимирович! Но это не отражает позицию губернатора... И администрации в целом... (хотя Дмитрий Козак только что с пониманием относился к позиции администрации Краснодарского края.— А. К.). Вице-губернатор, который обратился с таким обращением... уже есть распоряжение об его увольнении! Этот человек (по данным "Ъ", речь идет о господине Надирадзе.— А. К.) уже уволен! Таким образом, будем действовать последовательно! А что касается оптимизации расходов, все, кто пытается лоббировать какие-то интересы, увеличивать стоимость олимпийского строительства, будут жестоко наказываться!

Хорошо, хорошо, ладно...— произнес господин Путин.— То, что уволили,— это хорошо.

После такого разговора насчет того, о чем зашла речь дальше, можно было сказать: перешли к приятному. То есть к отставке господина Колодяжного и назначению господина Боллоева.

Дмитрий Козак пояснил, что господин Колодяжный работал с полной самоотдачей и причинами отставки являются причины личного характера, "связанные с постоянным пребыванием в Сочи".

Причины личного характера,— еще раз повторил Дмитрий Козак, и, думаю, если бы подвернулся случай, сказал бы это и в третий раз.

Слишком важно было подчеркнуть, что смена уже третьего человека на посту главы "Олимпстроя" за один год не является чем-то из ряда вон выходящим.

Работал неплохо в целом,— сказал Владимир Путин, повернувшись к господину Колодяжному.— Есть проблемы какие-то?

Все-таки ключевое слово было "в целом". Тем не менее и премьер хотел дать понять, что господин Колодяжный уходит не потому, что не соответствует занимаемой должности.

Уже, можно сказать, бывший глава "Олимпстроя" поблагодарил премьера за оказанное в свое время доверие и заверил, что господин Боллоев — чрезвычайно ответственный человек (хотя вряд ли голос именно господина Колодяжного был решающим в принятии этого решения).

Владимир Путин поблагодарил господина Колодяжного за проделанную работу и пообещал найти ему применение, и чем оживленней на глазах становился Владимир Путин, говоря все это, тем мрачнее становился господин Колодяжный.

Наконец, Владимир Путин обратился к Таймуразу Боллоеву. Он сказал, что объект, которым тот занимался (то есть компания "Балтика", которую премьер, видимо, решил не рекламировать лишний раз, не уверенный, видимо, в том, что реклама пива разрешена по телевидению), был сделан с чистого листа и стал одним из крупнейших в Европе.

А здесь уже есть задел,— добавил премьер.— Еще раз повторю: это не частный проект, это проект публичный... Надеюсь, вы справитесь.

Господин Путин, впрочем, достаточно давно знает господина Боллоева, чтобы, видимо, не сомневаться в этом.

И под конец премьер опять вернулся к терзавшей его теме вице-губернатора Надирадзе:

То, что этот гражданин уволен, это хорошо,— повторил он и пошел гораздо дальше.— Но это должно быть расследование! Может, даже ущерб какой-то нанес...

Теперь-то уж наверняка нанес.




Источник: Газета "Коммерсантъ" № 101/П (4156) за 08.06.2009


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.09799599647522