Сегодня дней рождений нет


 


Что почем в правительстве

Правительство практически сформировано. Фамилии новых членов кабинета уже вносятся в ведомости на выдачу зарплаты, официально не превышающей $1000 месяц. На самом деле беспрецедентно жесткая борьба, развернутая лоббистами в ходе формирования правительства, идет за совсем другие деньги - $50 млрд. Напрямую в правительстве давно не воруют - слишком опасно. После 17 августа ситуация еще более усложнилась. Один крупный бизнесмен объяснил Ъ происходящее следующим образом.

Прежний, завышенный курс рубля, был невыгоден прежде всего компаниям-экспортерам. Поэтому извлекать высокую прибыль они могли только в том случае, если получали от правительства какие-либо льготы. Разумеется, не задаром. Теперь же, когда курс занижен, индивидуальные льготы экспортерам стали почти не нужны - главное, чтобы правительство не мешало работать. А лучше - еще понизило курс (об этом лесопромышленники и нефтяники просили Примакова за день до его отставки). Другое осложнение связано с крахом банковской системы - из-за этого в банках стало опасно, а то и просто невозможно задерживать бюджетные деньги, прокручивая их. К тому же резко усилился контроль за расходованием бюджетных средств - Федеральное казначейство получило реальную возможность (в частности техническую) проводить еженедельный мониторинг расходов. В этой ситуации коррупционеры изменили тактику. Вместо мзды за предоставление индивидуальных льгот они стали брать деньги просто за выполнение чиновниками их прямых обязанностей. Так, по неофициальной информации, после 17 августа встречи с вице-премьерами стали стоить директорам крупных предприятий денег даже в тех случаях, когда директора вызывал к себе сам вице-премьер. Правда, это стало обходиться дешевле прежних $20 тысяч. Разумеется, деньги не следовало приносить в целлофановом пакете прямо в кабинет. Просто в ходе встречи директору советовали вступить, скажем, в региональную ассоциацию товаропроизводителей, щедро оплатив ее расходы на "маркетинговые исследования". Но это тоже опасный и в общем-то примитивный способ, при помощи которого по-настоящему разбогатеть невозможно. Гораздо большего эффекта можно добиться, если, используя свои полномочия, создать условия, при которых лоббисты будут еще и еще проситься на прием. В таких случаях за встречу с вице-премьером стали просить уже до $100 тысяч. Суть в том, чтобы искусственно создать богатым компаниям препятствия для получения прибыли. Например, высокопоставленный чиновник может начать работать над постановлением об экспортных пошлинах или долгах развивающихся стран России. Даже при самых строгих нормах секретности об этом в Белом доме всегда будут знать 10-15 сотрудников, а, значит, и олигархи. После чего уже они, а не чиновники начинают ломать голову над тем, как половчее направить финансовые потоки в Белый дом. Сохранились и старые добрые способы закапывания денег в землю при строительстве, например, дорог. Слова Александра Починка о том, что ремонт МКАД стоил столько, что эту дорогу можно было бы выложить серебряными слитками на полметра в глубину, поясняют эту мысль. В преддверии выборов, по имеющейся информации, будет развернуто особенно масштабное строительство дорог и жилья для военнослужащих и беженцев. Однако все эти ухищрения не идут ни в какое сравнение с теми деньгами, которые контролируют естественные монополии: "Газпром", РАО ЕЭС, МПС и "Транснефть". Суммарный финансовый поток, проходящий через них (с учетом бартера и суррогатов) в течение года оценивается в $50 млрд (см. материал на стр. 3). Неудивительно, что стоимость, к примеру, поста начальника железной дороги, по информации Ъ, достигла $1 млн. Способов извлечь личную прибыль из естественных монополий множество. Макроэкономическую основу для этого создают завышенные тарифы на их услуги, которые порождают неплатежи и неденежный оборот. Между тем неплатежи нередко
существуют только на бумаге - между собой руководители предприятий расплачиваются всегда. Сохранять эту систему в неприкосновенности без ведома правительства невозможно. Что же касается денежных суррогатов, то здесь бизнес делается на разнице между их номинальной и рыночной стоимостями (конкретные примеры Ъ приводил). Правительство здесь нужно, в частности, для того, чтобы с суррогатами работал бюджет. Основной же долларовый поток оседает на счетах зарубежных посредников, связанных с естественными монополиями. Помешать этому могут главным образом такие ведомства, как ЦБ, Министерство налогов и сборов, Государственный таможенный комитет, Федеральная служба по валютному и экспортному контролю. Все это, однако, макроэкономический и финансовый блок, а не так называемый реальный сектор. Так что неудивительно, что борьба курирующего реальный сектор первого вице-премьера Николая Аксененко за контроль над макроэкономикой не ограничилась противодействием назначению "второго" первого вице-премьера, а уже переросла в схватку с Виктором Геращенко. "Мы посмотрим, как работает Геращенко,- заявил вчера Аксененко.- А там решим".



Источник: Левин Константин, Малютин Александр, // Коммерсантъ-daily за 27.05.1999 №89


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter

Время генерации страницы: 0.014073848724365